Две истории: юность и опыт.

В Международный день медицинской сестры рассказываем о виновницах профессионального праздника. Это операционная сестра с 35-летним стажем и только начинающая постовая сестра.

Марина Маклакова: «Операционная сестра — это еще одни руки хирурга»

Операционная старшая медсестра Марина Маклакова работает в больнице 35 лет. Она пришла в детскую больницу в 1987 году. Сначала два года работала в хирургическом отделении постовой медсестрой, затем год — процедурной. В 1990 году по предложению заведующего хирургическим отделением Оскара Фридриховича Краузе, Марина Маклакова перешла в оперблок операционной сестрой. Она и по сей день работает там, но теперь уже старшей медсестрой. В ее подчинении 15 человек среднего и младшего медперсонала.

— Почему выбрали медицину?
— Мне просто хотелось работать в детской больнице. После восьмого класса, поступила в наше медицинское училище по специальности — медсестра детских лечебных профилактических учреждений. Именно детских, ничего другого. В детской больнице я проходила практику, а после учебы меня сюда же распределили.

— Что значит — операционная сестра?
— Самое забавное в том, что все думают, что медсестра только инструменты хирургу подает. На самом деле, у нас значительно шире круг обязанностей.
Операционная сестра — это часть большой бригады, работающей как единый организм. Операционная сестра — это еще одни руки хирурга, а иногда и больше. Мы участвуем в подготовке к операции, запасаем необходимые инструменты, расходные материалы, медикаменты, проверяем работу оборудования, следим за соблюдением асептики и антисептики всем персоналом. Нужно знать абсолютно все до мелочей, чтобы в считанные секунды вложить нужный инструмент в руку хирургу, знать ход операции, особенности хирургической техники каждого врача, нужно обладать определенными навыками, чтобы выполнять все манипуляции быстро и своевременно. Именно медсестра ведет учет возвращаемого хирургом инструментария и перевязочного материала. Наблюдательность, честность, умение работать в условиях ограниченного времени и стресса — качества, без которых невозможно работать в операционной. Сейчас стали активно применять эндоскопическое оборудование. Это новый опыт, новые знания и навыки. Это только кажется, что очень просто. Молодежи иногда требуется год, а то и два, чтобы научиться. А еще нужно уметь работать в команде. Нужно уметь понимать друг друга. От этого также зависит успех операции.

— А сколько в сутки проходит операций?
— Вчера, например, было 4 экстренных операций. Но есть же и плановые. Таких в день бывает от 3 до 15.

— Какая операция или пациент запомнились вам на всю жизнь?
— В основном это дети с травмами. Еще в самом начале моей работы, в 1991 году, к нам поступил мальчик лет 12 с травматической ампутацией руки. Ребята баловались на железнодорожных путях и произошел несчастный случай. И вот такой итог. Помню, ребенка привезли в тяжелом состоянии. Мальчика оперировали доктора Виктор Михайлович Быков с Николаем Алексеевичем Чащиным. Операция шла часов девять. Руку ребенку удалось сохранить, операция прошла благополучно. Рука сохранила работоспособность. Потом кто-то говорил, что он работает в такси. Помню еще девочку. Она была с папой, на роликах, с пандуса съехала и попала под колеса автобуса. Тоже страшная травма: нога осталась на кожаном лоскуте. К нам приезжали помогать сосудистые врачи из медсанчасти «Северсталь». Здесь у нас сделали все возможное для сохранения ноги, а потом ребенка перевели в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. А зимой, хорошо помню — 23 февраля в начале 2000-х: двое ребят забрались на аттракцион «Сюрпиз». Один в механизм забрался, а другой прокрутил этот механизм. У мальчика была тяжелая сочетанная травма, перелом костей таза, повреждение уретры и прямой кишки. После операции ребенок поправился. За столько лет была масса операций, разных случаев, все не упомнишь. Делаются у нас и новые, современные операции. Например, одна из модификаций лапароскопической операции при паховой грыже была сделана в Вологодской области впервые у нас в больнице. Можно в целом сказать, что каждая операция по своему уникальна. Просто для нас это уже естественный процесс. Для медиков важно спасти ребенку жизнь и его здоровье.

— Вы хоть раз разочаровывались в профессии?
— Никогда! Детская больница — это мое единственное место работы все 35 лет стажа. Я очень люблю свою профессию. Я тут не то чтобы отдачу чувствую, я свою значимость ощущаю. Значит, ты в этой профессии не лишний! У нас вообще никто работу не бросает. Покидают больницу, только уходя на пенсию. И молодежь не уходит. Текучки кадров нет. Наоборот, я попросила, чтобы мне еще ставку выделили, так как количество операций значительно увеличилось.

— Назовите три основные качества медицинской сестры?
— Я считаю, что медицинская сестра должна обладать такими качествами: исполнительность, умение брать на себя ответственность и решать вопросы и главное качество, надо любить свою работу.

Анастасия Чистякова: «Считаю, что я правильно выбрала профессию»
Медицинская сестра постовая Анастасия Чистякова только в начале своего трудового пути. Девушка работает в детской больнице лишь четыре месяца. В прошлом году она закончила череповецкий медицинский колледж по специальности «Сестринское дело».

— Анастасия, почему выбрали медицину?
— Мне с детства нравится людям помогать, заботиться об их здоровье. Я хочу делать их счастливее. С коллективом детской больницы я познакомилась еще на первом курсе, когда проходила практику. Сюда же пошла работать после медколледжа. У меня две причины: люблю детей и живу рядом. Работаю в неврологическом отделении для детей старшего возраста. С ребятами быстро нахожу общий язык, проблем не бывает. Они говорят, что я хорошая и добрая. Но я еще на практике поняла, что медсестра должна быть немного психологом, чтобы уметь найти общий язык с пациентами и их родственниками.

— Учиться было сложно?
— Меня немного пугали предстоящие учебные нагрузки. Самый сложный был первый курс. Было много сложных предметов: латынь, фармакология и другие. Первый курс пережили, стало легче и очень интересно учиться.
— Многие задаются вопросом, почему у медиков такой непонятный почерк?
— Это действительно так. У меня за время учебы и здесь работы очень сильно испортился почерк. Потому что приходится очень много и очень быстро писать, так как времени всегда мало.

— У вас легкая рука?
— Я пока не могу сказать, еще не поняла.

— Тяжело постигать все тонкости профессии?
— Конечно, я же только начала работать. Основы нам дали в колледже хорошо, но многое сейчас приходилось осваивать на практике. Здесь очень высокая ответственность, мы же с детьми работаем. У меня еще есть страх в чем-то ошибиться. Но со мной всегда рядом старшие коллеги, которые мне помогают во всем, подсказывают, учат всем манипуляциям, никогда меня не оставляют одну с проблемой. Очень помогает старшая медсестра Ираида Николаевна. Она как мама: где надо подскажет, где надо – поругает. Но все по делу. Меня вообще здесь очень хорошо приняли, будто я в семью вошла. Да, сейчас мне пока трудно, но все придет с опытом, я в это верю, так как считаю, что я правильно выбрала профессию. Я люблю свою работу.

Запись опубликована в рубрике интервью с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.